РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ

У их был шикарный ужин, приготовленный поварами шале. они ели на балконе и смотрели, как солнце на сто процентов исчезало на западе.

Лодырничали на креслах с откидной спинкой с бутылкой вина.

– Оно такое не плохое. – прокомментировала Валенна вино.

– Рад, что для тебя оно нравится. Я купажировал его сам.

Она бросила на Джана РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ скептический взор.

– Это? Неа.

– Я это сделал. У меня есть виноградник в Тоскане.

– Ты шутишь! Ты гоняешь, как будто тебя преследует куча бесов, а еще ты делаешь вино? Как химик? Это странноватое сочетание.

– Как так?

– Это как стремительно и медлительно. Жарко и холодно. Это как будто выстрел адреналина РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ и выстрел морфина. Высоко и низковато.

– Разве это не безупречное сочетание природы? Четкие противоположности.

– Нет. Не с людьми. Это рецепт катастрофы. Люди должны быть совместимы вместе в отношении к работе. Они должны купажировать. В гармонии.

– Я не имею отношений с самим собой.

Она рассмеялась.

– Окей, у тебя РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ тут есть я. Но вправду? Ты это производишь? Это ... – Она подняла собственный бокал и чокнулась с ним. – Эпически. Я собираюсь заполнить этим собственный подвал. Оно доступно в Северной Америке, не так ли?

Он улыбнулся.

– Нет.

– Ох, облом.

– Но я могу выслать для тебя тонну.

Это было 1-ое упоминание о связи меж РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ ними после этой недели. Валенна отвернулась, чувствуя себя неудобно. Она не желала созидать большего в его ветреном замечании, но не могла не ощутить семя надежды, которое сходу расцвело в ней.

Нет. Просто нет. Рецепт катастрофы. Она должна придерживаться их сделки. Неделя плотских исследовательских работ без–всяких–условностей. Больше ничего. Никаких РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ ожиданий по прошествии этой недели.

– Благодарю. Я бы этого желала. – тихо произнесла она. – Как длительно ты владеешь этим местом? – спросила она, меняя тему.

– Может быть, лет 6. Я люблю эту страну. Австралийское Супер Гран–При – это моя возлюбленная гонка. Я никогда не проигрывал в Альберт–Парке, а за свою РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ пятнадцатилетнюю карьеру я участвовал в различных лигах.

– Твой проигрыш некоторое количество дней вспять был первым проигрышем в Альберт–Парке?

Он кивнул.

– Мне очень жалко. Не умопомрачительно, что ты был таким катастрофически подавленным, что купил мою «вишенку». Я имею в виду, только человек, в таковой жутко–отчаянной депрессии будет РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ предлагать такую сумму, как эта.

Он поглядел на нее. Она ему дразняще улыбнулась.

– Ты всегда такая?

– Какая?

– Такая сообразительная.

– Да? Благодарю. Это одна из моих причуд, которая всегда приводит меня к неприятностям с прессой.

– Я могу представить. Твоим публицистам, должно быть, всякий раз снятся кошмары. Как и моим.

Она хихикнула.

– Но РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ если поразмыслить об этом. Если б ты не проиграл, то не сделал бы ту ставку. И мы бы не лежали тут под самым прекрасным звездным небом за бокалом купажрованного тобой вина.

– Как вы, америкосы это называете?

– Нет худа без добра.

Он кивнул, потом протянул ей руку.

– Иди сюда. – он РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ похлопал по своим коленям.

Она перебралась к нему на колени, находя достаточно знакомую прямо на данный момент позицию. С ним было так просто привыкнуть к этим вещам. Джан был так огромным, что она могла использовать его в качестве кровати. Он был сплошными жесткими мускулами, но их конечности могли переплетаться РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ в таких позициях, как если б они были одним телом, их тепло сочилось в кожу друг дружку. Просто божественно. Он чувствовался убежищем.

Боже, она не могла приостановить себя, чтоб не звучать поэтично.

После чего опыта она могла бы написать целый альбом. Нет, сейчас, не разбивающий сердечко текст, а сексапильные РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ слова и доводящие до озноба мелодии, которые могут быть применены парами в качестве фоновой музыки во время занятий любовью. Это было бы для нее чем–то новым.

– Мой публицист позвонил мне. Мы у всех на языках. – произнес Джан.

– Да. Нуша мне тоже звонила.

Молчание.

– Мне очень жалко, Cara РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ. – тихо произнес он.

– За что?

– За то, что ворвался на пресс–конференцию.

– Ты прикалываешься нужно мной? Если б ты этого не сделал, то у меня не было бы прямо на данный момент самого необычного времени в моей жизни. Никаких сожалений.

– По сути?

– По сути. После того, как я выставила на РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ аукционе свою «вишенку», то стала самой жаркой новостью. Естественно, что они до последнего следуют за финалом моего безумия. Я этого ждала.

– Безумие.

– Да. Двойное безумие. Типа, кто бы сделал ставку в 50 миллионов баксов ради переспелой «вишенки»? Только ты.

– Перезрелая. – Он усмехнулся.

– Перезрелая, просроченная, переоцененная.

– Точно не переоцененная РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ.

– Так и было. Когда я в первый раз надела кольцо чистоты, я была провозглашена моделью для подражания молодежи. Когда мне минуло восемнадцать лет, а я не растеряла свою девственность, они хвалили мое чувство морали, и я даже представляла сенатора–республиканца в его кампании, и он выиграл. Но когда РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ у меня появился мой 1-ый юноша в возрасте 18-ти лет…

– В восемнадцать? Что ты делала в старшей школе?

– Я была очень поздним цветком, и я обучалась на дому. Повинны мои чрезвычайно опекающие предки и моя требовательная карьера. Тяжело было иметь дела, когда тебя всюду преследовали папарацци. Я была в страхе от РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ того, что в итоге, окажусь на слуху из–за компрометирующей ситуации, и буду смотреться в ней безобразно, и это навечно будет в архивах в сети.

Он рассмеялся.

– Я сомневаюсь, что у тебя бы там были какие–нибудь уродливые фото. В для тебя нет ничего безобразного.

– Ты таковой РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ большой лгун, ты знаешь об этом?

– Я говорю правду.

– У меня уродливые пальцы. Они незначительно перепончатые.

– Они не такие.

Она подняла ногу.

– Взгляни. 2-ой и средний пальцы.

– Где?

Она пошевелила пальцами ног.

– Видишь это? Они слиплись практически на полпути.

Он хмыкнул, подтянул ее стопу к собственному лицу и всосал большой палец ее РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ ноги.

Она вскрикнула, хихикая.

– Это так вызывающе!

Он отпустил ее стопу.

– Ты великолепна с головы до ног.

О боже, пожалуйста, вынудить его заткнуться на этих комплиментах. Никогда ранее ни один из ее бывших не хвалил пальцы ее ног. Они всегда пробовали схватить ее за пятую точку и за РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ грудь.

– Продолжай. – подгонял он.

– О, как я уже гласила, когда мне исполнилось восемнадцать лет, они начали оборотный отсчет.

– Что за оборотный отсчет?

– Тех, кто «сорвет мою вишенку». Ожидалось, что каждый юноша, с которым я прогуливалась на свидания, был должен быть тем, кто ... Ты знаешь.

– Но никто из их этого РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ не сделал.

– Это было тогда, когда люди начали высмеивать мою «вишенку».

– Почему?

– Мой 2-ой прошлый отдал интервью в желтоватую прессу. Это интервью было о любовной связи со мной.

Его руки сжались вокруг нее.

– Что он произнес?

Почему ей так просто с ним гласить? Валенна никогда много не гласила о РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ собственной сердечной боли, разве что с Нушей. Но на данный момент казалось, что слова просто крутились на кончике ее языка, чтоб с него соскользнуть.

Они повстречались только два денька вспять, но она ощущала себя так, что могла поведать Джану, что угодно. Может быть, из–за степени анонимности меж ними.

Джан РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ был очевидно не из Голливуда. Для чего бы ему вообщем волноваться, когда он был большой спортивной знаменитостью в собственном праве, в области, высоко ценившейся людьми по всему свету.

Было приятно побеседовать с кем–то, кому было плевать на то, откуда она родом, либо чем она зарабатывает РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ для себя на жизнь. Валенна не ощущала от Джана никакого суждения. Плюс ко всему, она никогда не была связана с человеком, который затмил бы ее денежные активы на млрд миль. Ее бывшие имели обыкновение не соглашаться с ее славой и богатством, но с Джаном она об этом не волновалась. Нет РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ необходимости ходить на цыпочках, опасаясь причинить боль его эго, когда она начнет гласить о собственных достижениях.

– Где ты? – шепнул он ей на ухо.

Она вздохнула, улыбаясь. Боже, он был так утешающим и вправду желал знать о ее старенькых, кислых романах?

– Он им произнес, что я фальшивка. Что я РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ пишу вправду очень страстные песни о любви, но по сути я – прохладная рыба. Что ... что я не могу даже сделать благопристойную «работу руками».

– Вот кретин! – резко выплюнул он, она ощутила, как его грудь гневно вздымается.

– А позже мой 3-ий прошлый также сказал прессе после того, как мы расстались, что я РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ просто использовала его, чтоб писать свои песни, что он должен получить свою часть прибыли от моего альбома.

– Очередной кретин.

– Позже мой 4-ый юноша, тот, с которым я разорвала в прошедшем году ... Он изменял мне с Брижит Харлоу.

– 3-ий кретин.

– Хотя, я бы не именовала глуповатым его действие. Он бросил меня ради РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ самой высокооплачиваемой актрисы в Голливуде. В ближайшее время он стал очень нужным. Они вкупе пошли на «Золотой глобус», и я тоже была приглашена, но струсила. Я не была готова созидать их совместно при личной встрече. Я бы смотрелась, как большая неудачница. Ведь они демонстрируют свои чувства публично.

Он РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ поцеловал ее в волосы.

– Он наибольший кретин. Но я рад, что он тебя бросил.

Она стукнула Джана в грудь.

– Это так грубо!

– Если б он этого не сделал, прямо на данный момент в моих руках не была бы эта умопомрачительная девственница.

Она ухмыльнулась.

– Да, карта VISA только-только истекла, благодаря РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ для тебя. Сейчас я могу быть обычной дамой в Америке.

– VISA?

– Девственная, Несведующая, без Секса, Аномальная. [Прим. пер. – на англ. это «Virgin, Ignorant, Sexless, Abnormal», т.е., VISA]

Он усмехнулся.

– Давай заменим твою карту VISA на... Давай поглядим... на HSBC. [Прим. пер. – HSBC Holdings plc, банк РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ «Эйч–эс–би–си» — один из больших денежных конгломератов в мире]

– И что все-таки это значит?

– Возбужденная, Сексапильная, Смелая, Безумная. [Прим. пер. – на англ. «Horny, Sexy, Ballsy, Crazy» т.е. HSBC]

Она рассмеялась.

– Этот подходит! Мне это нравится!

– Твое остроумие сказывается и на мне.

– Это плохо?

Он поцеловал ее в лоб РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ.

– Нет, Cara. Отлично. Ты не имеешь ни мельчайшего представления о том, как люди лицезреют меня в моем мире.

– Хм, я должна признать, я не совершенно помешана на гонках. Как они тебя лицезреют?

Он стал тихим.

Окей, неплохой слушатель, но не очень неплохой рассказчик собственных заморочек. Она поцеловала его в РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ подбородок.

– Я расскажу, в душе.

Ох. Взвесив все снова…

Валенна услаждалась массажем кожи головы от ее нового хахаля. Она желала бы знать, все ли итальянские мужчины были такими внимательными и терпеливыми. Она никогда не была с мужиком, который, казалось, предугадал каждую ее потребность. Он открывал для нее двери, держал РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ ее за локоть, когда они сходили вниз по ступенькам, держал ее за руку, пока они шли по шале. Он заполнял ее бокал вином, водой либо чем–то к тому же один раз даже вытер ее губки салфеткой!

Она всегда была независящей, но нашла, что мужик, прислуживающий РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ ей так, как вскруживший голову хахаль, вполне... вызывал зависимость.

Вскружил голову? Этот мужик? Неа. Она просто так сексапильно пьяна, что у нее была галлюцинация.

Может быть, это было исключительно в его природе, быть милым и рачительным к своим любовницам. И она, по сути, не могла сетовать. Это было намного больше, чем то РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, о чем она могла бы попросить. Он даже заплатил за все ее наслаждение. Прямо на данный момент она вправду ощущала себя самой вожделенной дамой на земле.

Нерасторопно, она побежала мыльной губкой по его гладкой мускулистой груди. Блин, этот юноша много работал. Она привыкла созидать распутные тела РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ. Ее мужчины для подтанцовки имели телосложение, за которое можно умереть, выставляясь напоказ практически нагими в раздевалках. Ее бывшие были накачанными до Адонисов, но тело Джана было чем–то еще. Либо, может быть, она была неравнодушна к его наружности, так как сейчас была знакома с каждой его частью? Его запахом РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, его теплом, его вкусом ...

Она осторожно вздохнула. Ты так стремительно к этому привыкаешь. Притормози.

– Итак, расскажи мне больше о семье Медичи и искусстве. Об этом парне, Брунелоки. Я такая попсовая. Я желаю выяснить классику.

Он улыбнулся.

– Филиппо Брунеллески. Он был основным архитектором и инженером эры Возрождения и любимчиком семьи. Он РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ выстроил много вилл семьи Медичи и некие замки, в главном во Флоренции и в Тоскане.

– Ты говоришь так ...

– Как?

– Эрудированно.

– Это плохо?

– Нет. Просто прямо на данный момент я чувствую себя рядом с тобой вправду обыкновенной простолюдинкой.

– Ну, я не фаворит премии «Грэмми», и у меня нет 1-го млрд поклонников РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ на YouTube.

Она, скривившись, на него поглядела.

– Ты меня гуглил.

– «Объезжая быка». – он похотливо улыбнулся. [Прим. пер. – имеется в виду «Breaking Bull», видео Валенны из первой книги]

Она стукнула его в грудь.

– Заткнись!

– Я бы желал, чтоб ты позднее объездила моего быка.

Она закрыла глаза, от смущения на РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ ее щеках и ушах чувствовался жар.

– Ооох, закончи это!

– Что. Ты была таковой жаркой в этом видео.

Она отвернулась, избегая его взора. В то время как она была непростительно горда тем ярким видео, обогнавшим многие веб–записи, познание, что Джан его лицезрел, принудило ее ощущать себя собственного рода непролазно глуповатой РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ рядом с ним, знающим о Брнунеком–то и Донателло.

С каждым часом, который она с ним проводила, становились все более явными различия в их соц происхождении. Он был голубой крови, с высочайшим уровнем образования и происходил из старенькой богатой семьи, в то время как она была ....

О РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, нет. Остановись прямо там! Пожалуйста, сучка, не нужно такового дерьма. Придерживайся веселья. Никакой драмы.

В любом случае, почему имело значение то, что он был фактически царской крови, а она была одной из числа тех обыденных американских мечтательниц, которая была незначительно удачливей, чем другие? Не было похоже, что они были в люблены РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ. Тут не было никакой связи типа Повелитель Эдвард – Уоллис Симпсон [Прим. пер. – Уоллис Симпсон – южноамериканская светская львица; а Повелитель Эдвард – ее 3-ий супруг, отказавшийся от трона, чтоб на ней жениться]. У их было едва это соглашение на одну неделю. Ни больше, ни меньше. Она опять должна была напомнить РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ для себя об этом либо ступит на страшную местность.

По сути время сыграть огромную девченку там, где это имело значение. В течение 10 лет, она была боссом собственной выгодной карьеры, ведя переговоры со сварливыми руководителями, делающими звукозаписи и снимающими клипы, председательствующими в ее малеханькой империи, которые извлекли гигантскую прибыль из ее РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ имени. Она, естественно, могла совладать с недельным романом с очень жарким парнем с сексапильным акцентом и уйти без сожалений, вооружившись новыми, ценным опытом касательно парней. По сути, со всех точек зрения это было беспроигрышным.

Она ощутила, как его скользкие руки приняли форму нижней части ее грудей, но не совершенно РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ обхватывали их.

– Я смотрел видео, наверное, дюжину раз. – произнес он.

– Нееет!

Он чертил круги вокруг ее ареол, избегая кончиков.

– Ты была таковой катастрофически жаркой, что мне хотелось мастурбировать прямо в студии.

Она застонала и сжала своими руками его руки, прижимая их к собственной груди.

– Тогда и я РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ поразмыслил, если это принудило меня возжелать подрочить, должно быть, существует миллион похотливых мужчин по всему миру, которые сделали то, что я желал сделать при просмотре твоего видео ... и я так взбесился, что желал отменить интервью и возвратиться в отель, чтоб трахать тебя до того времени, пока мой член не был бы навечно РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ впечатан вовнутрь тебя, а твоя киска не возжелала бы больше никого другого.

Ее внутренние мускулы сжались в ответ на его провокационные слова. О боже, он мог вынудить ее кончить, просто разговаривая с ней таким макаром. Она ощущала, как уплотнялись ее нижние складки, расцветал ее клитор, уже настроенный РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ на то, что будет далее.

Сейчас он мял ее груди, сминая их, сжимая их пышную полноту в собственных ладонях, его пальцы пощипывали ее соски, а она сходила с мозга.

Она посильнее прижалась к нему собственной спиной, терлась собственной задницей о его эрекцию, которая тыкалась в нее сзади, как бейсбольная бита. Его РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ эрекция была просто эпической. Ей никогда не надоест глядеть на его жесткий член, и знать, что конкретно она это вызвала.

Он направил ее стоять лицом к стенке душа, потом запихнул собственный стержень меж ее ног. Подсознательно, она сжала свои ноги, чтоб удержать его там.

Чувство такового твердого и жаркого РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ члена у губ ее киски, принудило ее тяжело дышать из–за отчаянной необходимости.

Он начал использовать ее сзади. Вся длина его члена терлась о ее щель, толкаясь прямо в ее клитор. Она мяукала, высоко выгибая свои ноги, чтоб получить его, «пилящее» движение доводило ее до безумия, кремовая мыльная РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ пена содействовала их движениям. Он не проникал в нее, но это было так же отлично. Так отлично!

Он лизал ее мочку.

– Тогда я сообразил ... – Его руки скользнули вниз, обхватывая ее ноги, его ласки на ее теле были такими тягучими, как гипноз. – Я сообразил, что ты – моя. То РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, что я обязан иметь то, о чем они только фантазировали.

Его пальцы сходились меж ее бедер, сверху бренча на ее клиторе, пока головка его члена гладила его снизу. Огнь в ее животике полыхал, как в преисподней.

– Я сюда забрался первым... первым излил сюда свою сперму. Это моя киска. Моя РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ! Ты слышишь меня, Сara? Я тут ем ... Я тут играю... Я тут кончаю ... Я тут живу!

Его слова, пальцы и член плясали в совершенном тандеме в этом безупречном темпе. Он обращался с ее телом, как виртуоз, и это было удивительно неописуемым, как тогда и, когда она игралась песню, она просто РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ создавала, а все музыкальные нотки совершенно объединялись, сливаясь в самой прекрасной, замечательной мелодии.

Давление в ее животике уступило место оргазму так приятному, что ее зрение размыло, а ноги подкосились. Но он был горой сзади нее, бесстрастно цеплявшейся за нее в собственном владении. Она выгнулась напротив него, называя его имя, когда РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ была потеряна во всем этом, снедаемая всем этим.

Она чуть чувствовала его, агрессивно ударяющегося сзади нее, непреклонно следовавшего за своим наслаждением, но ощутила это, когда он достигнул собственного пика, так как он так прочно ее обнял, что ее кости могли бы просто сломаться.

– Dio, Валенна! Бляяяяя!

Он был РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ вибрирующей силой в самом ее центре, его суть тепло омыла прохладные, сухие места в ней.

Он принес в кровать ее обмякшее тело.

– Джан…

– Хм?

– Я думаю, что я мертва.

– Это отменная погибель? – спросил он, с ласковым весельем в собственном голосе.

Она издала несвойственное фырканье.

– Он еще спрашивает.

Вздохнув в РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ апатии, она оборотилась боком. Он устроил себя сзади нее.

Они оба были голыми, их тела чуть ли были сухими после душа, их сердцебиения только ворачивались в обычное состояние. Ее кости перевоплотился в желе, она чуть могла ходить.

Он устроил ее длинноватые волосы подальше от собственного лица. Она улыбнулась, когда пошевелила мозгами РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ о его неловкой попытке высушить их при помощи вентилятора, потому что она была так выбившейся из сил, что не могла поднять даже палец. Она просто желала комфортно устроиться и уснуть.

– Погибель от оргазма. – сонно произнесла она.

Он усмехнулся.

– Спасибо.

– Ты пока не ответил на мой вопрос РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ.

– Какой вопрос?

– Каким лицезреют тебя люди в твоем мире?

– Ах.

Он стал тихим.

– У меня нет энергии, чтоб прямо на данный момент тебя загуглить.

Он пропал, все еще находясь сзади нее. Ему потребовалось пару минут, чтоб опять заговорить.

– В моем мире, я бескомпромиссный, требовательный, надменный, самостоятельный. Пресса терпеть не может РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ меня. Даже папарацци держатся подальше от меня. У меня мало друзей. Я человек, с которым тяжело иметь дело, и с кем еще ужаснее жить. Я не неплохой человек, в принципе.

Она переплела их пальцы. Что, черт возьми, он гласит?

– Каким–то образом, мне тяжело в это поверить. – произнесла РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ она, ее глас был непонятным. Сон был небесным коконом, медлительно оборачивающимся вокруг нее.

– Почему?

– Так как, как я понимаю ... за очень куцее время, что я была с тобой ... со мной ты был только восхитительным. Эпическим ... просто ... эпическим.

Джан ощутил, что ее дыхание стало ровненьким. Она уснула.

То, что она произнесла последним РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, принудило его грудь расшириться от неуловимой радости, а потом сжаться с неуловимой грустью.

Такое доверие и наивность – это было для него новым. Он очень длительно был измученным, запамятовал, каково это, быть оцененным дамой без каких–или предубеждений. Он был окружен людьми, которые знали о нем очень много РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ: чем он обладал, что он мог бы для их сделать, что они получили бы от него.

Его жизнь была не очень симпатичной. Она не была чем–то, о чем он был бы горд поведать, в особенности таковой даме, добившейся всего своими силами, как Валенна Джонс.

В текущее время он, непременно, был самым РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ богатым Медичи во всей Европе, но это в основном было его проклятием, ежели благословением.

Славные деньки семьи Медичи завершилось в 1700–х годах, когда последний мужик–фаворит клана, Джан Гастон, погиб, не оставив наследника. Некое время наследство Медичи было продолжено сестрой Джана, Анной Марией Луизой, но она, в РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ конце концов, сдала все Священной Римской Империи. С ее гибелью фамилия Медичи окончила свое существование.

Род Медичи жил средством смешанных браков дам Медичи в разных частях Европы, но династии больше не было.

Практически столетие спустя семья, которая выдавала себя за прямых потомков величавого Козимо де Медичи I, самого могущественного фаворита РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ клана, который управлял династией в 1600–х годах, стала очень влиятельной.

Таким макаром, появилось новое поколение Медичи.

Они достигнули фурроров в политике и коммерции. Все же, их достояние не было достаточным, чтоб поднять фамилию к старенькому величию собственной династии. Им необходимо большее достояние, чтоб заполнить казну Медичию

Джованни Золдлатти унаследовал процветающую РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ авто компанию от собственного собственного отца. Он преобразовал ее в колоссальное предприятие. В конце 1970–х годов, «Империя Золдатти» уже была наикрупнейшим авто–производителем в Европе. Но семье Золдатти не хватало респектабельности. Так что, Джованни воздействовал на свего единственного отпрыска, Альфонсо, чтоб тот вступил в брак с аристократкой. Он избрал РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ для Альфонсо жену из семьи Медичи.

Брак был катастрофой с самого начала. Он был бурным, заполненным манипулированием, ненавистью, ложью и изменами, было умопомрачительно, что этот альянс вообщем произвел малыша. Дефективного малыша, который вырос в полностью облажавшегося взрослого.

Его. Джанфранко де Медичи Золдатти.

Его отец погиб восемнадцать годов назад. Это была РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ катастрофа, которую он не желал вспоминать. Даже сейчас, он все еще ощущал боль в собственном животике просто от мысли о погибели Альфонсо. Через три года после погибели Альфонсо, за своим отпрыском в могилу последовал Джованни.

Как единственный выживший легитимный наследник Золдатти, в те времена Джанфранко стал самым богатым юным РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ человеком в Европе, и все гонялись за его куском. Любая особь дамского пола, которую он встречал, желала от него деток. Но он не желал. Он не кинет собственных бесов невинному ребенку. Все завершится совместно с ним.

Он был приверженцем защиты, так как кого–то обрюхатил в подростковом возрасте. Беременность РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ была прекращена. Он усвоил урок.

Никаких деток. Никаких наследников. Когда он умрет, все, чем он обладал, перейдет в избранные им благотворительные организации. Его воля была засвидетельствована, когда ему исполнился 20 один год.

Вправду, не в его нраве было желать кончить вовнутрь женского тела, не будучи защищенным.

Но он просто это РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ сделал.

Много раз.

Снутри Валенны.

Cazzo. Что, в аду Данте, с ним происходило?

Он не мог вспомнить, чтоб настолько не мало времени проводил с дамой в душе. Он трахался в душе, но он никогда не замечал за собой, чтоб намыливал шампунем волосы дамы, лаского массировал кожу ее головы, чтоб РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ пробегался мыльными руками по всему ее телу, смакуя каждую ее часть, будто бы ее тело было самым красивым шасси, из всех когда–или сделанных.

Это было правдой, он загуглил ее сейчас во 2-ой половине денька, когда ожидал начала собственного интервью для ESPN [Прим. пер. – ESPN – южноамериканский кабельный спортивный РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ телевизионный канал]. Из–за их сми сошли с мозга. О их трепался весь мир.

Он не сожалел о том, что ворвался на ее пресс–конференцию и поставил ее в затруднительное положение. В Европе он был ребенком скандала, и пресса ему всегда была до лампочки. Он жил по своим своим РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ правилам. Все эти годы представители прессы терпеть не могли его за нетерпимость к ним. Его фанаты в мире гонок ждали от него не наименьшего, чем забиячливого дела, и они были такими же непримиримыми, как и он, в собственном восхищении его очень сложной общественной личностью. При личном общении он РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ был ужаснее. В его святая святых не был допущен никто и ничто.

Валенна была таковой знаменитость, которая очень от него отличалась. В то время как он был предметом благоговения и уважения, что было, в главном, за счет его возможностей на гоночной трассе, а не из–за его нрава РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ. Валенна, с другой стороны, была обожаема своими обожателями в мире, но не только лишь за ее таланты. Она была ослепительной. Ее личность была развеселой. Положительной. Вдохновляющей.

В отличие от него, родившегося с бизнес–империей, которая могла бы накормить маленькую страну, Валенна начинала с нуля. Ее предки были ординарными людьми РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ из Алабамы. Ее отец был кантри–певцом, который учил ее музыке, с того момента, как она могла произнести только слово.

Исходя из статей, у нее было счастливое детство, ее предки, по–прежнему были вкупе после 20 6 лет брака. У нее был младший брат и смуглокожая удочеренная сестра. У нее была благопристойная, поддерживающая, дружная РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ семья. Чего он никогда не мог сказать о для себя.

Ему было все равно, что пресса будет гласить о нем, но его тревожило то, что они гласили о ней.

Было удивительно так очень беспокоиться о даме, которую он повстречал только два денька вспять. Но за последние два денька он РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ получал о ней больше инфы, чем знал обо всех женщинах, которые прошли через его жизнь за последнее десятилетие. Также он был от всей души заинтересован.

Он держал в руках 20–4–летнюю работягу, которой случилось быть настолько же захватывающей в сосании, какой она была на сцене.

Dio, та брутальная вещь РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, которую она сделала с лобовым стеклом, будет навечно запечатлена в его памяти. Он опять становился жестким, просто думая об этом.

Он обнял ее, сжимаясь своим телом вокруг нее.

Она стонала во сне.

Он уткнулся носом в мягкость ее густых волос, вдыхая ее запах.

Одна неделя.

Одна неделя была всем РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, что у него было.

Одна неделя была всем, что он позволил для себя с ней.

Как он может использовать эту неделю лучшим образом?

НЕУДЕРЖИМЫЙ

– Куда мы направляемся?

– На другую сторону моей принадлежности, чтоб увидеться с моими товарищами по гонкам.

– С товарищами по гонкам. Они приехали в гости?

– Да. Мы каждый год РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ встречаемся, чтоб это сделать.

– Что сделать?

– Участвовать в другом виде гонок.

– В каком??

– Узреешь.

Сердечко Валенны застряло в горле. Она чуть дышала, когда ее глаза наблюдали за автомобилем, плетущимся по жёсткому резистивному треку, как будто исступленное четвероногое животное. Грязь отлетала от него во все стороны, когда он наклонялся под РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ небезопасными углами, даже сделав оборот в 360–градусов!

У водителя было желание умереть!

Она не была фанаткой автоспорта, но смотрела Формулы по телеку. Если не считать того, что авто были супер–резвыми, наблюдение за гонками вправду может стать очень кислым, фактически битый час авто только ездили по кругу. Кроме последнего РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ круга, когда претенденты на 1-ые три места делали все вероятное, чтоб выиграть гонку.

Гонки по бездорожью были чем–то другим. Она лицезрела несколько телеку, пока переключала каналы, но смотрела не довольно длительно, чтоб подпасть под их очарование. Она задумывалась, что водители, которые участвовали в экстремальных видах спорта вроде этого РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, были невменяемыми. Адреналиновыми наркоманами. Но вправду узреть одну из их вживую...

О боже!

Она могла просто умереть от сердечного приступа, когда все это завершилось.

Автомобиль пропал на некое время, а она ей было так жутко, что она схватила руку Джонаса, стоящего рядом с ней.

– Я его не РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ вижу! Где он?!

– Он обходит поворот для потрясающего конца. – ответил Джонас, так расслабленно, как будто он смотрел гонку по телеку с попкорном и пивом.

– Превосходный конец? Что это?

– Смотри.

Через несколько секунд, опять появился автомобиль, стремительно поднимаясь на бугор.

Бугор?! Что за блин ...?!

– Куда он ведет?!

– К финальной прямой.

– Для РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ чего нужен этот подъем на чертов бугор?!

– Конкретно там находится финальная ровная.

Валенне не удалось осознать, почему финиш был на холмике. Но через несколько секунд она об этом выяснила.

В один момент автомобиль накренился ввысь. Подлетел на несколько метров ввысь и тяжело приземлился на свои колеса. Он отпрыгнул, потом его РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ впитал склон, вокруг него гневным вихрем крутилась грязь, он был как будто основание воронки смерча.

– О, мой Бог. О, мой Бог. О, мой Бог! – бубнила она, чуть дыша. В хоть какой момент она могла омочить свои брюки.

Она смотрела в абсолютном страхе, как шофер под невообразимым РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ углом вел машину ввысь к наружной стороне холмика. Автомобиль опрокинулся на бок, продолжая переворачиваться.

Она заорала.

Автомобиль перевернулся три раза, опять приземляясь на колеса, и остался недвижным.

Она перелезла через древесный забор, собираясь ринуться к холмику.

Джонас схватил ее за руку.

– Он в порядке!

– В порядке?! Он не двигается РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ! Вызовите скорую помощь, стремительно!

Джонас рассмеялся. Почему, черт возьми, он хохотал?! Его шеф мог серьезно пострадать!

– Кто–нибудь помогите ему! – орала она на людей, облегчая свое безумие.

– Эй, расслабься. Он в порядке. Смотри. – Джонас указал на бугор.

Автомобиль накренился. К ее кошмару, он возобновил подъем.

Она собиралась утратить сознание.

Но ее РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ глаза были обширно открыты, следя, как автомобиль пробует покорить очень страшный склон. Кто в здравом уме будет пробовать ехать на этот бугор? Он был так крут, что предназначался для восхождения пешим ходом, а не на колесах! Движок автомобиля ревел, как большой зверек, испытывающий пределы собственных способностей.

Автомобиль продвинулся РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ на несколько метров ввысь. Она была уверена, что сила тяжести очевидно потянет его вниз, но он был похож на паука, его колеса, прилипали к почве, его движок ревел с громкой интенсивностью, смешиваясь с приливом крови в ее ушах и тяжело бьющимся сердечком.

В один момент автомобиль взлетел в воздух.

Она РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ плотно закрыла глаза, закрыла рот, заперев собственный вопль, чувствуя тошноту. В ее мысленном взоре автомобиль скатываться вниз по склону, как будто вращающаяся бутылка. Стремительно.

Но зрители, в главном мужчины, кричали и хлопали.

Она открыла глаза.

Автомобиль пропал из поля зрения.

Она бежала к нему.

Ее груди покачивались РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ под белоснежной рубахой, когда она перепрыгивала через скалистые расщелины трассы.

Ее волосы рассыпались по плечам, ее длинноватые, тонкие ноги, выставленные на показ в какой–то сексапильной джинсовой юбке и сапогах, стремительно передвигались по земле. Так катастрофически сексапильно.

Джан ощущал, что затвердел. Адреналин все еще перекачивался по его жилам, и это РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ увеличивало его возбуждение. Он желал по сути иметь возможность трахнуть ее так, как он в реальности желал, но он знал, что придется подождать очередной денек, пока бы у нее все не зажило. В некоторый раз за сей день, он проклял собственный большой член. Он лишал Джана настолько нужного РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ наслаждения снутри ее сладкого тела. Dio, он скучал по тому, как находился в ней. Казалось, что прошла вечность, хотя всего некоторое количество дней вспять он сорвал ее сладкую «вишенку».

Он ей улыбнулся, его грудь расширялась из–за того непередаваемого чувства, что сразу отразилось на его дыхании, заставляя очень очень РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ ускоряться его сердцебиение. В последние некоторое количество дней это странноватое чувство поражало его обычно неколебимый характер. За всю свою жизнь он никогда не ощущал ничего подобного.

Он был человеком, помешанном на контроле. Он вытерпеть не мог перемены, не считая случаев, когда были затронуты его деловые интересы либо обилие дам, которых он РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ трахал. В собственной личной жизни, все же, он обожал спокойствие, крепкость, стабильность, ясность. Он не мог позволить для себя каким–или образом утратить контроль.

А Валенна заставляла его утрачивать весь контроль…

Нет, не так. Большая его часть сразу отвергла это очевидное заблуждение.

Ты просто наслаждаешься неделей, получая что РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ–то стоящее за свои средства. После этого, ты знаешь, что все возвратится на круги своя. Как это всегда и должно быть.

Верно.

Тогда, как она его достигнула, Валенна ударила его кулаком в грудь.

Он задохнулся от удивления.

Она нанесла очередной удар по его животику.

– Ой! – его легкие вытолкнули воздух полным РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ потоком.

Очередной удар в его грудь.

– Валенна! Что за, бля ...!

Позже она на него запрыгнула и очень его поцеловала. Ее язык прошелся мимо его зубы, толкаясь вовнутрь, как небольшой завоеватель, брутальный и исступленный.

Его эрекция ускорилась от 30 до 60 миль в час наименее чем за две секунды, как движки РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ его «Золдатти».

Он схватил ее за попу, чтоб притянуть поближе к собственному телу, пока пожирал ее губки.

Она отстранилась, ее глаза сверкали.

– НИКОГДА! БОЛЬШЕ! Так не делай! – прошипела она в его лицо.

Она тяжело дышала, ее глаза расширились и были на влажном месте. Он ощущал, как очень бьется ее РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ сердечко под грудной клеточкой.

Позже он сообразил.

Она была очень испугана.

Он внутренне растаял.

– Piccola…

Они слышали сигналы и клики от зрителей в нескольких метрах.

Он ей ухмыльнулся.

Она с него соскользнула.

– Ты таковой придурок, ты знаешь об этом? Ты даже не предупредил меня! – заорала она, брызжа слюной РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ.

– Cara ...

– БЕЗДОРОЖЬЕ! ЭТО! – она указала на бугор. – это безумие! Ты. – она очень ткнула своими пальцами его в груди. – сошел с мозга! Нет, больше, чем сошел с разума!

– Cara, это спорт.

– Это глуповатый, глуповатый вид спорта! Тот, кто вымыслил это – дебил! Ты мог бы себя уничтожить!

Он был удивлен ее реакцией РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ, но не осмеливался этого показать. Она смотрелась по истине злой.

– Я делал этого в течение многих лет, Cara. – добавил он мягко.

– Эй, Джан! Виго идет! Убирайся с чертового пути! Найди комнату, чувак! – взорвались громкоговорители.

Восклицания и хохот из толпы.

– Окей, мы срываем соревнование, Cara. Пойдем.

Он держал ее за руку и РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ вел к массе зрителей, которые были в главном Австралийскими обожателями гонок по бездорожью. Посреди аудитории чуть ли были дамы. Может быть, привезти ее с собой было ошибкой. Бедная крошка была испугана до погибели, на данный момент он мог об этом сказать по легкому клацанью ее зубов.

– Джан, я РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ желаю возвратиться домой.

– Cara, не сходи с разума.

– Еще даже не начинала слетать с катушек! – произнесла она через зубы. – Я произнесла, что желаю возвратиться домой.

Он смотрел на нее. Ни одна дама, которая знала о его репутации, никогда бы не посмела гласить с ним таким тоном. Это РАЗРУШЕННЫЕ ДО ОСНОВАНИЯ было, как будто открытие двери на выход. Просто и просто. Он был мужиком, который не обожал осложнений.


razryadi-mestoimenij-po-znacheniyu.html
razryadka-mezhdunarodnoj-napryazhennosti-v-1970-e-godi-i-rol-soveshaniya-po-bezopasnosti-i-sotrudnichestvu-v-evrope-1975-goda.html
razryadnik-ventilnogo-tipa-.html